Titles
People
Форма входа

Вы вошли как Гость
Войдите или зарегистрируйтесь
"Девять жизней Кристофера Чанта"

Главы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Сказали, что на этот раз он сломал шею. Мисс Розали говорила ему, что чары, наложенные на замок, должны были остановить падение, или, по крайней мере, оповестить людей, когда он начал падать. Но в той полуразрушенной башне чары почти стерлись и испуганный садовник прибежал на завывания Трогмортена. По такому случаю кота с почетом оставили ночевать у кровати Кристофера, хотя утром служанки жаловались на вонь. Потом мисс Розали явилась в садовых перчатках и с веником, чтоб выставить кота.

А Кристофер с обидой подумал, что и с ним обращаются в замке не лучше, чем с котом. Бородатый доктор Симонсон был не только специалистом по изменению оттенков огня, но и отменным врачом. На следующее утро после несчастного случая он вошел и бесцеремонно ощупал шею Кристофера.

— Как я и думал, — проговорил он. — Новая жизнь уже началась: никаких следов перелома. Но сегодня лучше полежать в постели из-за шока. Габриэль собирается побеседовать с вами об этом происшествии.

Потом он удалился и никто не приходил, кроме служанок с подносами. Один раз зашел Флавиан. Он остановился в дверном проеме и осторожно потянул носом — от Трогмортена остался сильный запах.

— Не бойтесь, мисс Розали только что выставила его.

— Хорошо, — сказал Флавиан и подошел к кровати с большой связкой книг.

— О! Здорово. — сказал Кристофер, глядя на книги. — Какая гора любимой работы! А я тут валяюсь и думаю: вот бы мне позаниматься алгеброй!

Флавиан выглядел немного обиженным.

— Ну нет. Это из замковой библиотеки. Я подумал, что вам может понравиться.

И ушел.

Кристофер полистал книжки и обнаружил, что это были рассказы народов мира. Некоторые были даже из других миров. Выглядели они очень заманчиво. Раньше Кристофер и не подозревал, что в библиотеке замка есть что-нибудь стоящее. Поэтому теперь он решил, что завтра сходит туда и посмотрит еще раз.

Запашок от Трогмортена все никак не выветривался. Этот запах и книги напомнили Кристоферу о Богине — и о том, что он не выплатил и сотой доли стоимости кота. Мысли о Десятых Мирах не давали ему сосредоточиться на книге, к тому же вскоре вошла мисс Розали, запыхавшаяся и раскрасневшаяся после долгой охоты на кота.

— Габриэль хочет поговорить с вами насчет падения, — сказала она. — и вам надо прийти к нему завтра в девять. — Уже собравшись уходить, она добавила: — Вижу, у вас тут книги. Может, вам еще чего-нибудь принести? Игры? У вас есть "Змейки и лесенки", да?

— Чтобы в них играть, нужно два человека,— сказал Кристофер многозначительно.

— Ох, боюсь, я не очень хорошо разбираюсь в играх.

И она снова ушла.

Кристофер отложил книгу и угрюмо оглядел свою пустую коричневую комнату. В углу одиноко примостилась парта, что усиливало ощущение пустоты, потому что, глядя на нее, Кристофер вспоминал свою школьную компанию, по которой очень скучал. Это был самый подходящий угол для прохода в Безделки — как раз между партой и пустым камином. Как ему хотелось убежать сейчас куда-нибудь далеко, туда, где даже колдуны не могли бы его найти, и никогда не возвращаться!

Вдруг он подумал, что мог бы сбежать, например, в одну из Безделок. Интересно, почему раньше ему не приходило в голову попробовать? Кристофер решил, что повинны в том чары замка: так они настроили его ум. Но теперь — то ли от шока, то ли от того, что новая жизнь вдохнула в него новые силы — а может, и все, вместе взятое? В общем, что-то заставило его опять вспомнить о путешествиях. Он попробует пробраться в Безделку и пожить там.

Сложность заключалась в том, что, отправляясь в сны, он неизменно оставлял какую-то часть себя в кровати в замке. Но должен же быть способ уйти целиком! Из рассказов Флавиана и Габриэля о Родственных Мирах Кристофер сделал вывод, что некоторые люди и впрямь попадают в другие миры. Ему оставалось только немного подождать и выяснить, как это делается. Тем временем, ничто не мешает присмотреть пока подходящую Безделку!

И Кристофер невинно читал книжки, пока не пришла служанка и не погасила на ночь свет. Затем он лег и уперся взглядом в темноту, пытаясь определить, какая часть тела отправляется в путешествие, а какая остается в кровати. Некоторое время ничего не получалось. Чары замка давили на него, стягивая все части воедино. Но потом, когда он задремал, все прояснилось. И, проскользнув мимо самого себя, Кристофер потянулся к углу между партой и камином.

Вдруг он почувствовал, как наткнулся на что-то упругое, как будто толстый слой резины, и отскочил обратно в комнату. Снова эти злосчастные чары! Кристофер сжал зубы, повернулся к резине и ринулся вперед. Он толкал ее, толкал и толкал, пока мало-помалу не стал продвигаться вперед, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить кого-нибудь в замке. Приблизительно через полчаса чары стали настолько тонкими, что удалось прорваться сквозь них. Он схватил их двумя руками и разорвал.

Как он обрадовался, когда очутился в долине! Одежда лежала на своем обычном месте. Вещи опять стали малы, но Кристофер натянул их, и, вместо того чтобы пойти в Междумирье, спустился в долину. Он хотел проверить, действительно ли долина вела в один из незнакомых миров Двенадцатого Мира. Кристоферу очень хотелось, чтобы это оказался Мир Б. Суть его хитрого плана сводилась к тому, чтобы спрятаться недалеко, притом в мире, где нет магии, там никто — даже Габриэль де Витт — не додумается его искать.

Может, это и был Мир Б, но Кристофер пробыл в нем не больше минуты. Когда он дошел до края долины, дождь полил как из ведра. Кристофер вдруг очутился в каком — то городе: во все стороны мчатся странные механизмы и шуршат резиной колес по мокрой черной дороге. Резкий звук заставил его оглянуться как раз вовремя, чтобы заметить, как из завесы дождя на него вылетело огромное красное чудовище. Отскочив в сторону, Кристофер увидел номер и слова "Тафнелл-Парк" на этой штуковине, которая обдала его целым фонтаном брызг.

Насквозь промокший, он снова вернулся в долину. Мир Б был самой противной из всех знакомых ему Безделок. Но у него имелся и запасной план: можно было пойти в Одиннадцатые Миры, куда вообще никто не ходил. Он спустился в долину , и, обогнув скалу с выступами, направился в Междумирье.

Междумирье было такое пустое и бесформенное, что, если бы он не бывал здесь раньше, то испугался бы. Кристофер вспомнил, что и раньше испытывал это чувство, когда вернулся сюда после долгого перерыва. Успокоившись, он направился на поиски мира, который не пускает к себе. Теперь он был уверен, что это — Одиннадцатый Мир.

Путь лежал через долину, потом вверх по скользким скалам. Приходилось цепляться руками и ногами, еще мокрыми после дождя в Мире Б и совсем закоченевшими. Верхняя Безделка настойчиво его выталкивала, а вокруг завывал ветер, напомнивший маму в Кембридже. Вверх, вверх, оп! — нащупал выступ ногой, потом уцепился рукой — оп!

На полпути ноги соскользнули. Сильный порыв ледяного ветра так заморозил пальцы, что они отказались слушаться и Кристофер упал.

Падать, как ни странно, оказалось дольше, чем взбираться. Перевернувшись, он упал на голову, и, когда поднялся на четвереньки, в шее что-то хрустнуло и голова стала болтаться из стороны в сторону. Ему стало не по себе.

Кое-как он добрался до скалы с выступами. Очень помогло то, что само Междумирье притягивало туда, откуда он вышел. С трудом переодевшись в пижаму, Кристофер пролез сквозь дыру в чарах замка и юркнул в постель. Заснул он с сильным подозрением, что опять сломал шею. "Ну и хорошо, — мелькнуло у него в голове. — Теперь хоть не придется идти к Габриэлю де Витту утром".

Но, когда он проснулся, шея оказалась цела! Если бы не страх перед визитом к де Витту, то Кристофер очень бы удивился. Он без желания приступил к завтраку и вдруг увидел на подносе красивое и ароматное письмо от мамы. Кристофер разорвал конверт, надеясь хоть немного отвлечься от де Витта. Но ничего не вышло, потому что сразу стало ясно, что письмо вскрыли, а потом заклеили снова. Чувствовалось, как вокруг парят заклинания. Ненавидя людей в замке с особой силой, он начал читать:

"Дорогой Кристофер!

Законы очень несправедливы. От папы потребовалась одна только подпись, чтобы отправить тебя в рабство к этому ужасному старику, и я не могу этого простить твоему папе. Дядя шлет тебе привет с надеждой получить от тебя весточку в следующий четверг. Будь с ним повежливей, дорогой.

Твоя любящая мама".

Кристоферу было приятно осознавать что Габриэль прочитал про себя "ужасный старик", и он оценил хитрость, с какой дядя Ральф послал сообщение через маму. Он уплетал завтрак и радовался, что снова увидит Такроя. Как здорово, что он заранее прорвал дырку в чарах замка! А как верно сказано — рабство! Покончив с завтраком, он нехотя пошел к Габриэлю.

Но по пути к кабинету Кристофер понял, что думает о Богине — и опять с чувством вины. Нужно было бы отнести ей еще несколько книг. Трогмортен оказался таким котом, за которого стоило заплатить.

В сумрачной комнате Габриэль стоял около огромного черного стола. Это был плохой знак, но у Кристофера в голове вертелось столько других мыслей, что он почти не испугался.

— По правде говоря, Кристофер, — начал Габриэль загробным голосом, — мальчик в твоем возрасте должен соображать получше и думать, прежде чем лезть на разваленную башню. В результате ты глупо и бессмысленно потратил целую жизнь и теперь у тебя осталось их только шесть. Тебе пригодятся жизни, когда ты станешь следующим Крестоманси. Изволь объясниться.

Кристофера душила злость. Он почувствовал, что чары замка давят сильнее обычного — и это злило его еще больше.

— Почему бы вам не сделать следующим Крестоманси Трогмортена? Ему тоже дано девять жизней.

Габриэль на секунду задержал на нем взгляд.

— Не время для шуток. Неужели ты не понимаешь, сколько неприятностей ты всем доставил? Теперь моим сотрудникам придется ходить по башням, чердакам и подвалам — на тот случай, если тебе придет в голову забраться и туда — и приводить их в безопасное состояние. А на это уйдет немало времени!

Кристофер печально подумал, что они, конечно же, обнаружат и залатают дырку в чарах и ему придется прорывать новую.

— Послушай, пожалуйста, внимательно. Я сейчас не могу разбазаривать время моих сотрудников. Ты еще мал и непонятлив, но я хочу тебе объяснить, что в данный момент мы все работаем не покладая рук, чтобы поймать банду разбойников, разгуливающих по разным мирам. — Он посмотрел на Кристофера в упор. — Ты ведь никогда не слышал о Призраке?

После трех скучнейших воскресных обедов Кристоферу казалось, что он знает о Призраке все. Только о нем и разговаривали. Но Кристофер сообразил, что расспросами о Призраке ему удастся избежать нравоучений Габриэля.

— Нет, я ничего не слышал, сэр.

— Призраком мы называем шайку контрабандистов. Мы знаем, что они орудуют в Лондоне, но это все, что нам известно. Они всегда умудряются ускользнуть. Несмотря на все наши ловушки и шпионов, им удается тоннами вывозить контрабандой незаконную магическую продукцию из Родственных Миров. Они таскают целыми повозками драконью кровь, наркотическую росу, магические грибы и печень угря из Вторых Миров, ядовитый бальзам из Шестых, сонный сок из Девятых и вечный огонь из Десятых. Мы расставили в Десятых ловушку, которая вывела из строя по крайней мере одного из бандитов, но это их не остановило.

Только в Пятых Мирах кое-что удалось сделать. Призрак перерезал там русалок и частями продал их в Лондоне. Там нам помогает местная полиция и вместе нам удалось остановить его. Но... — Габриэль уперся взглядом в сумрачный потолок, и, казалось, утонул в своих горестных мыслях. — Но в этом году нам донесли, что из Первых Миров украдено мощнейшее оружие, способное уничтожить самого сильного волшебника, а мы до сих пор не можем напасть на след. — Здесь, к смущению Кристофера, Габриэль взглянул прямо ему в глаза. — Теперь ты понял, какой вред наносит твое бездумное поведение? Пока мы мечемся из-за тебя по замку, мы можем упустить единственный шанс выследить преступников. Пора тебе учиться думать о других, Кристофер.

— Я учусь, — с горечью сказал Кристофер. — Но никто из вас не думает обо мне. Обычно, когда люди умирают, их за это не отчитывают.

— Иди-ка вниз, в библиотеку, и напиши сто раз "Нужно смотреть, прежде чем прыгать". И будь добр, закрой дверь за собой.

Кристофер вышел и оставил дверь нараспашку, чтобы Габриэль услышал, как он закричал, спускаясь по мраморной лестнице:

— Должно быть, я единственный человек в этом мире, которого наказали за то, что он сломал себе шею!!!

— Вонг,— сказал Трогмортен, поджидавший его на лестнице.

Но Кристофер увидел кота слишком поздно, и, споткнувшись о него, скатился по лестнице. Приземлившись, он услышал, как завыл Трогмортен. "Неужели опять?" — подумал он...

Когда началась его следующая жизнь, Кристофер лежал на спине около пятиугольника в холле, уставившись в стеклянный купол. Потом он увидел часы над библиотекой, показывающие половину десятого. Казалось, что с каждым разом, когда он терял жизнь, новая начиналась быстрее и легче. Потом он заметил, что все обитатели замка сгрудились вокруг него с печальными лицами. "Похоже на похороны",— подумал Кристофер.

— Я что, снова сломал шею?

— Да, — ответил Габриэль де Витт, выступив вперед и наклонившись. — Ведь и минуты не прошло после нашего разговора — и вот тебе на! Ты можешь встать?

Кристофер повернулся и сел. На теле осталось несколько синяков, а в остальном все было в порядке. Подошел доктор Симонсон и пощупал шею:

— Перелом уже исчез.

По тону Кристофер понял, что в этот раз в кровати его не оставят.

— Очень хорошо, — сказал Габриэль. — Иди в библиотеку и напиши то, что я тебе задал. И еще напиши сотню раз "У меня осталось только пять жизней". Может, это научит тебя быть благоразумнее.

Кристофер прихромал в библиотеку и уселся за стол, обтянутый красной кожей, писать строчки. Пока он писал, его мысли витали далеко: ему пришло в голову, что всякий раз, когда он терял жизнь, Трогмортен был где-нибудь поблизости. Даже тогда, в Десятых Мирах. Прежде чем крюк ударил его, человек сказал что-то про Ашет. И Кристоферу стало страшно, что Ашет наложила на него проклятие. Это была еще одна веская причина отнести Богине книги.

Отбыв наказание, Кристофер подошел к книжным полкам. Библиотека была большая и очень высокая — наверняка в ней были тысячи книг. Тут же Кристофер понял, что на самом деле книг было раз в десять больше, чем казалось; в конце каждой полки помещалось заколдованное продолжение, не видное с первого взгляда. Если поднести к ним руку, то книжки слева исчезали, а справа появлялись новые. Кристофер нашел отдел книг с приключениями и держал руку около полки до тех пор, пока до него не добрались нужные книги.

Это был длинный ряд толстых книг некой Анжелы Брэзил. Во многих названиях мелькало слово "школа". Кристофер сразу же понял, что они понравятся Богине. Он пролистал три, потом вытянул остальные. На всех стояла пометка "редкая книга: привезена из Мира 12Б"; Кристофер решил, что они достаточно ценны и он сможет наконец расплатиться за Трогмортена.

Потом он подыскал кое-что для себя и понес всю добычу в комнату. По дороге он встретил Флавиана.

— Жду вас на уроке, как обычно, после обеда, — сказал учитель жизнерадостно. — Доктор Симонсон считает, что занятия вам не повредят.

— Рабство, — проворчал мальчик.

Но на деле вечер оказался не так уж плох. В середине урока по практической магии Флавиан неожиданно спросил:

— А вы, случайно, не интересуетесь крикетом?

Вот так вопрос! Кристофер расцвел, хоть и постарался ответить как можно равнодушнее:

— Да нет, я просто схожу по нему с ума.

А что?

— Хорошо. Замок играет против селян в субботу. Мы подумали, что, возможно, вам захочется тоже принять участие.

— Только если кто-нибудь протащит меня через ворота, — кисло ответил мальчик. — Когда я один, чары не пускают...

— Бог мой! Я и не думал, что вам нравится выходить. Я сам все время совершаю длинные прогулки. В следующий раз возьму вас с собой и мы сможем поупражняться вне замка. Но сначала вам не мешало бы овладеть колдовской зоркостью.

Кристофер видел, что Флавиан пытается подкупить его. В данный момент они занимались волшебной магией. Кристофер с легкостью научился переносить вещи заклинаниями из одного места в другое: было немного похоже на уроки доктора Посана. Немного затруднений вызвал процесс материализации предметов. Казалось, что и вызвать огонь будет легко, когда Флавиан разрешит. Но овладеть колдовской зоркостью ему не удавалось.

Флавиан твердил, что это несложно. Надо всего лишь заставить себя посмотреть через магический образ на то, что есть на самом деле. Но, когда Флавиан наложил иллюзорное заклинание на правую руку мальчика и та превратилась в львиную лапу, Кристофер только лапу и видел.

Флавиан объяснял и объяснял, Кристофер зевал и пялился мутным взглядом на лапу. Но кое-какой толк из этих уроков все же вышел: Кристофер вдруг догадался, как пронести книги Богине сухими и невредимыми.

Меню сайта
Поиск
Опрос
Какая книга (или рассказ) о Крестоманси вам больше нравится?
Всего ответов: 6
Написать админу
Ваш e-mail:
Текст:



Друзья сайта
Статистика



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Сегодня на сайт заходили


стихи Shining Tears X Wind техника астероиды глобальные катастрофы космос древние цивилизации OST Drama CD Чернобыль Haru Nana usagi drop Мастер и Маргарита Lumen Aang ведьмак My Sassy Girl Avenger Eastwick Dead Like Me Chrono Crusade Avatar. The Last Airbender Azula Night Head Genesis Keita Sahara Mizu Sahara oneshots Sumomo Yumeka Iroh Appa Zhao Jun Zuko Katara Momo mai Pakku Kaine Riff Stonehenge neji Cruel Fairytales Mary Weather Gravel Kingdom Angel Sanctuary Rosiel Setsuna Michael Rafael Alexiel nanatsusaya Katan Belial Mad Hatter Kurai Sara Sakuya Kira Kato Uriel Raziel Arachne Kirie Ruri Gabriel Lucifer Sevothtarte Laila Moonlil Count Cain Anael Zafkiel bloodhound Boys Next Door Camelot Garden Ludwig Kakumei Parfum Extrait 0 Fairy Cube Psycho Knocker The Lives of Christopher Chant Conrad's Fate The Pinhoe Egg The Magicians of Caprona Chrestomanci Mixed Magics Stealer of Souls Witch Week Charmed Life cosplay Astaroth Bumi Gyatso jet Ozai Roku Sokka Toph Suki Ty Lee Barbiel

Ошибка? Неточность? Опечатка? Сообщите админу||| Хостинг от uCoz