Titles
People
Форма входа

Вы вошли как Гость
Войдите или зарегистрируйтесь
"Девять жизней Кристофера Чанта"

Главы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Руки Габриэля лежали на подлокотниках, а длинные узловатые пальцы сплелись и подпирали подбородок. Невозможно было увернуться от его взгляда.

— Так, значит, ты путешествовал во сне! — проговорил Габриэль. — Думаю, не в первый раз. Это многое бы объяснило. Будь добр, расскажи мне, где ты был и почему так долго не мог вернуться.

Кристоферу ничего не оставалось, как объяснить. Хотя он предпочел бы умереть.

Потерять жизнь казалось пустяком по сравнению со взглядом Габриэля.

— Храм Ашет! — воскликнул Габриэль. — Глупый мальчишка! Ашет — одна из наиболее злобных и мстительных богинь в Родственных Мирах. Всем известно, что ее Воинственная Рука преследует людей через миры, через годы и за меньшие грехи, чем твои. Слава богу, что у тебя хватило ума не сносить с ее Храма крышу. И хорошо, что ты оставил Живую Ашет на волю ее судьбы.

— В каком смысле? Они ведь не собираются ее убивать, правда?

— Конечно, собираются. — ответил Габриэль спокойно. — Таков был смысл предсказания: прежняя богиня умирает, когда выбирают новую. Думаю, эта смерть усиливает мощь божества. Поэтому она особенно ценна для них, к тому же, она своего рода волшебница.

Кристофер был в ужасе. Он понял вдруг, что Богиня знала, или, по крайней мере, подозревала, что с ней произойдет, поэтому пыталась заставить его помочь.

— Как вы можете говорить об этом так спокойно?! У нее только одна жизнь. Неужели нельзя ей чем-нибудь помочь?

— Мой милый Кристофер, — сказал Габриэль, — в Родственных Мирах существует больше сотни миров — и в большей части их принято то, что ужаснет любого цивилизованного человека. Если бы я тратил свое время на них, у меня не осталось бы времени на то, за что мне правительство платит деньги — на предотвращение злоупотребления магией в наших Двенадцати Мирах. Именно поэтому мне придется заняться тобой, а не твоей Богиней. Ты ведь не станешь отрицать, что злоупотреблял магией?

— Я... — начал Кристофер.

— Не станешь. — сказал Габриэль. — Насколько я понимаю, в Родственных Мирах ты потерял шесть жизней. Пока внешняя жизнь — та, которую ты должен был потерять — лежала на кровати и спала, законный ход вещей изменялся, чтобы ты мог терять жизнь в этом мире так же, как это случалось во сне. Еще бы немного — и в Двенадцатых Мирах произошли бы серьезные неприятности.

— Но в этот раз я не потерял жизнь! — пытался защищаться Кристофер.

— Значит, в прошлый раз потерял. У тебя опять не хватает одной. Но скоро все это прекратится, Кристофер. Ты меня весьма обяжешь, если оденешься побыстрее и пройдешь со мной в кабинет.

— Э-э... — Кристофер заикнулся. — Я еще не завтракал. Можно?...

— Нет. — отрезал Габриэль.

Кристофер понял, что дело совсем плохо. Он встал и направился в ванную, по дороге заметив, что весь дрожит. Дверь в ванную не закрывалась. Было понятно, что Габриэль специально держит дверь приоткрытой: он хотел быть уверенным, что Кристофер не убежит. Под пристальным взором опекуна он мигом помылся и оделся.

— Кристофер, ты должен понять, что я очень волнуюсь за тебя! — сказал Габриэль, пока пленник наскоро причесывался, — Терять жизни с такой скоростью — безумное расточительство. Что, я не прав?

— Но я ведь не нарочно.

Габриэль вздохнул:

— Может, я плохой опекун, но свои обязанности я знаю. Пойдем-ка.

И он молча зашагал по коридорам, а Кристофер почти бежал за ним, чтоб не отстать. Что же случилось с его шестой жизнью? Кристофер думал той крошечной частичкой мозга, которая не была охвачена паникой. И склонялся к мысли, что Габриэль сбился со счета.

В полутемном кабинете их ждали мисс Розали, доктор Симонсон и какой-то молодой человек. Все были замотаны в прозрачные сияющие заклинания.

Кристофер беспокойно скользнул глазами по людям и кожаной кушетке в середине комнаты. Она напомнила ему кресло зубного врача. За ней была видна стойка с двумя стеклянными колпаками. В левом прямо в воздухе висела шпулька, а правый казался пустым, на дне лежал лишь маленький звоночек или что-то вроде того.

— Что вы собираетесь делать? — срывающимся голосом спросил Кристофер.

Мисс Розали шагнула навстречу Габриэлю и протянула ему перчатки на стеклянном подносе. Натянув перчатки на руки, Габриэль сказал:

— Это тот самый суровый шаг, о котором я предупреждал тебя после пожара. Я намерен отнять у тебя девятую жизнь, не повреждая ни ее, ни тебя. Я спрячу ее в замковый тайник под девять заклинаний, которые умею снимать только я. Поскольку ты сможешь воспользоваться девятой жизнью, лишь придя ко мне и попросив снять девять заклинаний, надеюсь, это научит тебя вести себя аккуратнее с оставшимися двумя жизнями.

Мисс Розали и доктор Симонсон начали обертывать Габриэля в сияющую паутину заклинания, похожую на их собственные.

— Изъять жизнь целой и невредимой умеет только Габриэль! — гордо сообщила мисс Розали.

К удивлению Кристофера, оказалось, что доктор Симонсон пытается ободрить его:

— Эти заклинания только для гигиены. Не пугайтесь так! Обещаю, что вам не будет ни капельки больно.

"Ага, зубной врач тоже как раз это и обещал!" — подумал Кристофер и задрожал, укладываясь на кушетку.

Габриэль покрутился, чтобы заклинания поудобнее окутали его.

— Фредерик Паркинсон находится здесь, вместо того, чтобы патрулировать Край Миров, дабы проследить, что ты не разгуливаешь во сне, пока отсоединяют твою жизнь. Это очень опасно, Кристофер, поэтому постарайся оставаться в нашем мире, пока мы работаем.

Затем было наложено очень сильное снотворное заклинание и Кристофер отключился. Доктор Симонсон сказал правду: в течение нескольких часов Кристофер вообще ничего не чувствовал. Когда он проснулся, зверски голодный и с каким-то странным зудом глубоко внутри, то почувствовал обиду. Если уж действительно нужно было отбирать у него жизнь, то могли бы разрешить посмотреть, как это делается.

Вымотанный Габриэль и остальные сидели за черным столом и пили чай.

— Вы все время пытались вырваться, мне пришлось неотлучно быть рядом, чтобы удержать вас!— сказал Фредерик.

Мисс Розали поспешила налить Кристоферу чая.

— Вы спали до тех пор, пока вся жизнь не намоталась на шпульку,— объяснила она. — А сейчас она сворачивается золотым колечком, поглядите!

Она показала на стойку со стеклянными колпаками. На шпульке, мерно вращавшейся в воздухе под левым колпаком, была намотана блестящая розоватая нить. Под правым колпаком кольцо зависло прямо в воздухе и быстро крутилось.

— Как вы себя чувствуете, милый? — участливо спросила мисс Розали.

— Ты вообще чувствуешь что-нибудь? — спросил Габриэль. Кристоферу показалось, что он взволнован.

Доктор Симонсон тоже не остался безучастным: он измерил пульс Кристофера и проверил умственные способности, попросив сложить несколько чисел.

— Похоже, все в норме. — сказал он остальным.

— Слава богу! — воскликнул Габриэль, утирая лицо. — Скажите Флавиану... Ах, да! Он ведь в Начале Миров, совсем забыл! Фредерик, будьте добры, уложите мальчика в кровать и скажите прислуге, что его надо как следует покормить.

Все очень волновались из — за него и Кристофер подумал, что, видно, раньше ни у кого не изымали жизнь таким образом. Но сам не понимал, что чувствует. "А если бы не получилось?" — думал он, уплетая огромного цыпленка и невообразимое количество слоеных пирожков. Фредерик все это время просидел рядом и так и остался сидеть до позднего вечера. Кристофер не знал, что раздражает его больше: Фредерик или зуд где-то глубоко внутри. Чтобы избавиться от того и другого, он заснул очень рано.

Проснувшись посреди ночи, Кристофер обнаружил, что находится в комнате один, а светильники все еще горят. Он тут же выпрыгнул из кровати и пошел посмотреть, не залатали ли дыру в заклинаниях. Как ни странно, она все еще была на месте. Неужели никто и не подозревает, каким образом он попадал в Безделки? Проходя через дыру, Кристофер случайно оглянулся назад, на кровать. Мальчик, который остался там лежать, имел весьма смутные очертания — таким иногда становится Такрой... Кристоферу стало не по себе: у него осталось всего две жизни! Последняя жизнь заперта в тайнике замка и нет никакой возможности воспользоваться ею без разрешения Габриэля. Ненавидя опекуна всей душой, Кристофер вернулся в кровать.

Утром Флавиан принес завтрак.

— Ну, как самочувствие? — заботливо спросил он. — Думаю, что сегодня мы можем упростить уроки. Вчера у меня был очень тяжелый день, но абсолютно безрезультатный, поэтому мне тоже хочется провести утро поспокойнее. Может, спустимся в библиотеку и полистаем справочники — Альманах Мура [Ежегодно издававшийся в Великобритании популярный сборник пророчеств "Альманах старого Мура", основанный астрологом Ф.Муром (1657— 1715)], Список Принна [Вероятно, имеется в виду английский парламентарий, пуританин Уильям Принн (1600—1669), в своих трудах яростно обличавший грехи современного ему общества] или что-нибудь еще?

Зуд внутри прошел, Кристофер чувствовал себя прекрасно, наверное, даже лучше, чем бледный и уставший Флавиан. Но его раздражало, что все за ним наблюдают, хотя жаловаться было не на что. Поэтому он проглотил завтрак, оделся и побрел с Флавианом по коридорам к лестнице розового мрамора.

На полпути пятиконечная звезда в холле вдруг зашевелилась. Первым из нее вылетел Фредерик Паркинсон и махнул Флавиану:

— Наконец-то мы поймали их!

Его ликующее восклицание еще звенело в воздухе, когда появилась мисс Розали, отбиваясь от злой старухи, которая пыталась ударить ее по голове скрипкой. За ними материализовались двое полицейских, которые тащили кого-то за ноги и за руки. Они, подойдя к мисс Розали и старухе, осторожно положили человека на пол. Он слегка пошевелился, будто во сне, а его кудрявая голова повернулась лицом к Кристоферу. Кристофер вдруг понял, что перед ним — Такрой!

В ту же секунду Флавиан воскликнул:

— Бог мой! Это же Мордекай Робертс!

— К сожалению, это так. — откликнулся Фредерик Паркинсон. — Он из банды Призрака. Я все время следовал за ним в Седьмых Мирах, прежде чем вернуться за его телом. Он один из их курьеров. У него было много награбленного.

Позади появились новые полицейские с коробками и водонепроницаемыми пакетами, которые Кристофер сразу же узнал.

Габриэль де Витт торопливо прошел мимо Кристофера с Флавианом и остановился на последней ступеньке, уставившись на Такроя.

— Так Робертс был их курьером, да? Неудивительно, что у нас так долго ничего не получалось...

Холл наполнялся людьми: прибывали полицейские, обитатели замка, пришли посыльные, дворецкий и стайка любопытных горничных.

— Отправь его в комнату для транса! — сказал Габриэль доктору Симонсону. Потом он повернулся к Кристоферу и Флавиану. — Кристофер, хорошо будет, если ты поприсутствуешь при допросе Робертса, когда он вернется в тело. Для тебя это будет ценный опыт.

Кристофер побрел вслед за Флавианом, чувствуя себя тоже не совсем в теле. Ему было страшно. Вот чем оказались "эксперименты" дяди Ральфа на самом деле! Но это невероятно, думал он. Тут наверняка какая-то ошибка!

В библиотеке сосредоточиться было невозможно, в ушах звучал голос мисс Розали, сказавшей как-то за обедом: "Но, Габриэль, они же истребили целое племя русалок!" А память услужливо подсовывала картины с теми пахнущими рыбой пакетами, которыми он нагружал повозку в Пятых Мирах, и Глупышками, которые думали, что он зверек "клистофе". Он пытался убедить себя, что в этих пакетах были не русалки. Тут какая-то чудовищная ошибка! Но потом вспомнил: Такрой пытался предостеречь его не только тогда, когда прилетел дракон, но и раньше. Нет, это не ошибка! Кристоферу стало плохо.

Флавиану было не лучше.

— Ну почему именно Мордекай! — повторял он. — Он в штате замка уже многие годы и мне так нравился!

Оба они вскочили с облегчением, когда явился посыльный, чтобы отвести их в Среднюю Гостиную. Кристофер шел за Флавианом и думал, что, когда все выяснится, никому и в голову не придет делать его следующим Крестоманси. Но теперь ход событий почему-то не казался ему таким заманчивым, как прежде.

В огромной гостиной полукругом расставили золоченые кресла, в середине расположился Габриэль, похожий на старого седого короля на троне. По одну сторону от него восседали важные полицейские с блокнотами и трое мужчин с маленькими чемоданчиками и более пышными бакенбардами, чем папины. Флавиан шепнул, что это — представители правительства. С другой стороны сидели мисс Розали и остальные помощники Габриэля. Кристоферу предложили стул в дальнем углу, оттуда все было превосходно видно. Привели Такроя и усадили на стул посредине комнаты, лицом к присутствующим.

— Мордекай Робертс, — начал один из полицейских, — вы находитесь под арестом, я должен предупредить вас, что все, что вы скажете, будет записано и может быть использовано против вас. Хотите ли вы пригласить своего адвоката?

— Нет, наверное... — ответил Такрой. В своем теле он казался не совсем таким, каким его знал Кристофер. Вместо старого зеленого костюма на нем был красивый коричневый с голубым шелковым галстуком, а из кармана торчал кончик носового платка в тон галстуку. Башмаки из телячьей кожи ручной работы. Кудри все те же, но лицо выглядело иначе, потому что у рта залегла горькая складка, которой никогда не было на лице его духа. Он сидел — нога на ногу — с беззаботным видом, но Кристофер знал, что он совсем не беззаботен.

— Адвокат мне ни к чему. Вы поймали меня с поличным. Все эти годы я работал на две стороны. Я не собираюсь ничего отрицать.

— Что заставило вас делать это?! — воскликнула мисс Розали.

— Деньги.

— Расскажите-ка поподробнее! — попросил Габриэль. — Когда вы ушли из замка, чтобы проникнуть в шайку Призрака, правительство назначило вам хорошую зарплату и предоставило неплохое жилье на Бейкер-стрит. И то, и другое вы используете по сей день!

"Вот так мансарда на Ковент-Гарден!" — горько подумал Кристофер.

Такрой ответил:

— Верно, пока Призрак орудовал только в Двенадцатых Мирах, он не мог предложить мне больше. Но как только его деятельность распространилась на все остальные Родственные Миры, он предложил мне кое-что, от чего я не смог отказаться. — Тут он вытащил носовой платок из кармана и картинно смахнул воображаемую пыль с дорогих башмаков. — Я принял это предложение далеко не сразу, но расточительность так быстро становится привычкой!

— Кто такой Призрак? — спросил Габриэль. — Вы обязаны ответить перед правительством.

Такрой покачал ногой, потом тщательно сложил платок и невозмутимо обвел всех присутствующих взглядом. Кристофер сидел с самым равнодушным видом, на какой был способен, но Такрой пробежал по нему глазами так же, как и по всем остальным, как будто никогда раньше его не видел.

— Тут я ничем не могу помочь. Этот человек не появлялся, я работал с его мелкими пособниками.

— Такими, как Эфисия Белл, в доме которой в Кенсингтоне нашли ваше тело? — спросил один из полицейских.

Такрой кивнул:

— Она была одной из них. Да.

"Последняя Гувернантка, — подумал Кристофер. — Видимо, она была с ними заодно".

— Кого еще вы можете назвать?

— Боюсь, это все.

Такрою несколько раз задавали этот вопрос разными словами, но он лишь покачивал ногой и повторял, что не помнит. Потом Габриэль наклонился вперед и произнес:

— Видели мы эту безлошадную повозку, на которой ваш дух перевозил добычу. Ловко придумано, Робертс.

— Да, неплохо, — согласился Такрой. — Правда, повозку пришлось усовершенствовать. Видите ли, она должна была быть легкой и простой, чтобы без труда пересекать Границу Миров — и притом достаточно прочной, чтобы люди в Мирах могли загружать ее. У меня создалось впечатление, что Призраку пришлось подождать, пока ему сделают эту повозку, прежде чем вторгаться в Родственные Миры.

"Это же неправда! — подумал Кристофер. — Это я загружал ее! Он все врет!"

— Над этой штуковиной, должно быть, работало несколько колдунов, Мордекай? — сказала мисс Розали. — Кто они?

— Кто их знает... Хотя нет, подождите-ка секунду... Эффи Белл как-то упоминала... Фелпс, что ли? Или Фелпер? А может, Фельперин?

Габриэль и полицейские переглянулись, а Флавиан прошептал:

— Братья Фельперин! Мы давно подозревали, что они жулики!

— Еще одна странная деталь, Робертс. Наше краткое исследование повозки показало, что однажды она горела.

Кристофер почти перестал дышать.

— Авария в мастерской, надо полагать? — лениво ответил Такрой.

— Но это был огонь из пасти дракона! — сказал доктор Симонсон. — Его ни с чем не перепутаешь!

Такрой оглядел все насмешливым, но чуть тревожным взглядом. Кристофер затаил дыхание, но глаза Такроя опять скользнули по нему так, как будто видят его впервые.

Юноша рассмеялся:

— Шутка. Вы сидите вокруг меня и пялитесь во все глаза, вот мне и захотелось попробовать вас одурачить. Да, это дракон хотел спалить повозку: ему не понравилось, что идет погрузка драконьей крови, которую я собирал в Восьмых Мирах. Это случилось примерно год назад. ( Кристофер прерывисто вздохнул.) — Тогда я потерял весь груз, а сам так обгорел, что едва смог вернуться в свое тело. Нам пришлось остановить деятельность прошлой осенью до тех пор, пока повозку не восстановили. Если помните, тогда я передавал вам, что Призрак прекратил поставлять товары.

Кристофер не знал, как отдышаться, чтобы никто не заметил. Затем заговорил кто-то из правительства:

— Вы всегда ходили туда в одиночку? — И у Кристофера опять перехватило дыхание.

— Конечно. Какой смысл был кого-то с собой брать? Честно говоря, я понятия не имею, сколько еще повозок отправлял Призрак. Возможно, у него их сотни.

"Что за чушь! — подумал Кристофер. — Наша была единственной, а то они не перестали бы переправлять товар прошлой осенью, когда я пошел в школу и обо всем забыл".

И тут его осенило — Такрой его защищает! Вопросы лились рекой, Такрой снова и снова скользил глазами по лицу Кристофера, но ни разу не показал, что они знакомы... Когда ответ юноши мог бы выдать Кристофера, он лгал. У Кристофера лицо совсем окаменело от фальшивого безразличия, которое ему приходилось изображать. Он смотрел на Такроя — и чувствовал себя все хуже и хуже. Дважды он еле сдержался, чтобы не вскочить и не признаться во всем — но тогда усилия Такроя были бы напрасны.

Вопросы продолжались и во время обеда. Дворецкий прикатил целую тележку бутербродов и все принялись жевать прямо над блокнотами с записями, задавая новые вопросы. Кристофер обрадовался, когда увидел, что бутерброды подали и Такрою, который к тому времени сильно побледнел. Он принялся за еду с жадностью, как будто не ел неделю, и отвечал на вопросы с набитым ртом.

Кристофер тоже набросился на свою порцию. Бутерброды были с лососем, мальчик подумал о русалках — и его чуть не вырвало.

— В чем дело? — спросил Флавиан.

— Да так, я просто не люблю лосося... — прошептал Кристофер. Глупо было выдавать себя – особенно после того, как Такрой приложил столько усилий, чтобы не впутывать его. Он поднес бутерброд ко рту, но не смог заставить себя откусить даже маленький кусочек...

— Это, наверное, последствия удаления жизни? — с беспокойством прошептал Флавиан.

— Похоже на то... — ответил Кристофер и отложил бутерброд, удивляясь, как Такрой может их есть.

Тележка опустела и дворецкий увез ее, а вопросы все продолжались. Но вскоре он вернулся и что-то прошептал Габриэлю де Витту. Тот подумал, что-то решил и кивнул головой. Потом, к удивлению Кристофера, дворецкий подошел к нему и наклонился:

— Мистер Чант, ваша матушка здесь. Ждет в Малой Гостиной. Будьте любезны, пройдите за мной.

Кристофер посмотрел на Габриэля — но тот уже повернулся к Такрою и спрашивал, кто принимал пакеты, когда они прибывали в Лондон. Когда Кристофер поднялся, Такрой нечаянно встретился с ним взглядом. Идя за дворецким к выходу, он услышал слова Такроя:

— Извините, я вас не понял. Повторите, пожалуйста, вопрос.

А Кристофер мог думать только о русалках. Пакеты с рыбным запахом. Бурдюки с драконьей кровью. "Я же сообразил, что из Восьмых Миров мы везли драконью кровь, но я не знал, что драконов из-за этой крови убивали. Что теперь будет с Такроем?..." Когда дворецкий открыл дверь и втолкнул мальчика в Малую Гостиную, тот едва обратил внимание на двух дам, поджидавших его в просторной элегантной комнате.

Две дамы?

Кристофер поморгал и уставился на две широкие шелковые юбки. Розовая принадлежала маме, бледной и расстроенной. В золотисто — коричневую была одета Последняя Гувернантка. Кристофер тут же, забыв о русалках и драконьей крови, остановился как вкопанный.

Мама протянула ему руку в перчатке:

— Милый мальчик! Как ты вырос! Ты же помнишь мисс Белл, не правда ли? На днях я взяла ее себе в компаньонки, а твой дядя нашел нам прелестный домик в Кенсингтоне.

— Даже у стен есть уши... — заметила мисс Белл скучнейшим голосом, а Кристофер вспомнил, что ее скрытая красота никогда не появлялась при маме. Ему стало жалко маму.

— Кристофер может все уладить, да, дорогой? — спросила мама.

Кристофер собрался с мыслями. У него не было ни малейшего сомнения, что в гостиной целая куча подслушивающих заклинаний — скорее всего, по одному на каждой золоченой раме. "Я должен сообщить полиции, что мисс Белл здесь! — подумал мальчик. — Но, если Гувернантка живет вместе с мамой, то и мама окажется в беде?" Он был уверен, что, если выдаст мисс Белл, то она обязательно расскажет о нем — и старания Такроя пойдут впустую.

— Как вы сюда попали? — спросил он. — Замок окружен защитными заклинаниями.

— Ваша мама выплакала все глаза у ворот, пока нас не пустили! — объяснила Гувернантка и жестом велела Кристоферу сделать что-нибудь с подслушивающими заклинаниями.

Кристофер с большой радостью притворился бы, будто не понимает, но он знал, что не осмелится обидеть Последнюю Гувернантку. Оглушающее заклинание было из магического набора волшебника и достаточно легкое. Но, как всегда, Кристофер перестарался. Он даже подумал, что оглох сам. Потом увидел, что мама удивленно стучит по уху, а мисс, пытаясь прочистить уши, трясет головой. Тогда он быстро разорвал заклинание в середине, чтобы они втроем могли друг друга слышать.

— Дорогой, — со слезами на глазах проговорила мама,— мы приехали забрать тебя отсюда! За воротами ждет кэб со станции, мы вернемся в Кенсингтон и станем жить там все вместе. Твой дядя хочет, чтобы я была счастлива, он знает, что без тебя я не смогу быть счастливой. Конечно же, он прав!

"Еще сегодня утром,— мелькнуло в голове У Кристофера, — я прыгал бы от радости, если бы услышал такое". Но теперь его побег был еще одним способом подвести Такроя. Снова дядина уловка! "Дядя — Призрак!" — с горечью подумал Кристофер. И взглянул на маму. Судя по всему, мама имела в виду именно то, что сказала. Впрочем, очевидно и то, что дядя полностью овладел ее рассудком. Кристофер не мог винить ее за это. Ведь и он поддался обаянию дяди, когда год назад тот подарил племяннику шесть пенсов.

Кристофер посмотрел на Последнюю Гувернантку.

— У вашей мамы постепенно все налаживается, — сказала она своим успокоительным, ровным тоном. — Дядя уже восстановил почти половину ее состояния!

"Почти половину! Интересно, а что он сделал с остальными деньгами, которые я заработал ему?! Он должен быть уже мультимиллионером!"

— А если вы поможете, — продолжала гувернантка, — как вы помогали раньше, он сможет восстановить оставшуюся часть маминых денег очень быстро.

"Как я помогал раньше!" Кристофер вспомнил, как обрабатывала его мисс Белл: сначала все выяснила про Безделки, а потом заставила делать именно то, что хотел дядя Ральф. Он не мог простить ее за это, хотя она зависела от дяди еще сильнее, чем мама. Вспомнив про маму, он снова посмотрел на нее. Может, мама его и любила, но ведь она с самого детства отдала его нянькам и гувернанткам, а, как только они приедут в Кенсингтон, она отдаст его Последней Гувернантке.

— Мы полагаемся на тебя, дорогой, — сказала мама. — Почему ты такой странный? Все, что тебе нужно сделать — это выпрыгнуть в окно, сесть в кэб — и мы вместе уедем отсюда!

Кристоферу все было ясно. Дядя Ральф знает, что Такроя поймали. Поэтому теперь он хочет, чтобы Кристофер его заменил. Он послал маму за Кристофером, а Последняя Гувернантка должна проследить, чтобы все было сделано как надо. Может, он боялся, что Такрой выдаст Кристофера. Что ж, если Такрой сумел солгать, то и Кристофер сумеет это сделать.

— Как бы мне хотелось... — промямлил он печально, хотя внутренне был уверен и решителен, как мисс Белл. — Мне бы хотелось выбраться отсюда, но я не могу! Когда дракон сжег меня в Восьмых Мирах, у меня оставались еще жизни. Но Габриэль де Витт так разозлился, что отнял у меня их и спрятал. Если я выйду из замка, то умру!

Мама расплакалась:

— Ужасный старик! Злодей!

— Я думаю,— сказала гувернантка, вставая, — что, в таком случае, нас здесь больше ничего не держит.

— Вы правы, дорогая, — всхлипнула мама. Она вытерла слезы и поцеловала Кристофера. — Как страшно, когда нельзя воспользоваться собственными жизнями! Может, дядя что-нибудь придумает.

Кристофер посмотрел, как они поспешили к выходу, прошуршав юбками по дорогому восточному ковру. Махнув рукой, он отменил оглушающее заклинание. Он знал их обеих, но все равно чувствовал боль и разочарование, пока наблюдал из окна, как они забирались в кэб, ожидавший их под кедрами. Из всех знакомых Кристофера только Такрой не пытался использовать его, но Такрой был преступником и перебежчиком...

"Но ведь и я такой же!" — Теперь лишь Кристофер окончательно это признал и понял, что не может заставить себя вернуться в Среднюю Гостиную и слушать, как допрашивают Такроя. Вместо этого он поплелся к себе в комнату. Дошел. Открыл дверь. И встал как вкопанный!

На краю его кровати, дрожа, сидела девочка в насквозь промокшем коричневом платье... Мокрые волосы свисали сосульками на бледное лицо. В одной руке она держала комочек мокрой белой шерсти, в другой — большой провощенный пакет, видимо, с книгами.

"Только этого мне не хватало!" — мысленно взвыл Кристофер. Богиня неизвестно как очутилась в замке и принесла с собой все свое имущество.

Меню сайта
Поиск
Опрос
Какая из манг Каори Юки вам нравится?
Всего ответов: 9
Написать админу
Ваш e-mail:
Текст:



Друзья сайта
Статистика



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Сегодня на сайт заходили


стихи Shining Tears X Wind техника астероиды глобальные катастрофы космос древние цивилизации OST Drama CD Чернобыль Haru Nana usagi drop Мастер и Маргарита Lumen Aang ведьмак My Sassy Girl Avenger Eastwick Dead Like Me Chrono Crusade Avatar. The Last Airbender Azula Night Head Genesis Keita Sahara Mizu Sahara oneshots Sumomo Yumeka Iroh Appa Zhao Jun Zuko Katara Momo mai Pakku Kaine Riff Stonehenge neji Cruel Fairytales Mary Weather Gravel Kingdom Angel Sanctuary Rosiel Setsuna Michael Rafael Alexiel nanatsusaya Katan Belial Mad Hatter Kurai Sara Sakuya Kira Kato Uriel Raziel Arachne Kirie Ruri Gabriel Lucifer Sevothtarte Laila Moonlil Count Cain Anael Zafkiel bloodhound Boys Next Door Camelot Garden Ludwig Kakumei Parfum Extrait 0 Fairy Cube Psycho Knocker The Lives of Christopher Chant Conrad's Fate The Pinhoe Egg The Magicians of Caprona Chrestomanci Mixed Magics Stealer of Souls Witch Week Charmed Life cosplay Astaroth Bumi Gyatso jet Ozai Roku Sokka Toph Suki Ty Lee Barbiel

Ошибка? Неточность? Опечатка? Сообщите админу||| Хостинг от uCoz