Titles
People
Форма входа

Вы вошли как Гость
Войдите или зарегистрируйтесь
"Девять жизней Кристофера Чанта"

Главы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Габриэль и его помощники отправились ровно в десять. Они собрались в холле около пятиконечной звезды, у некоторых с собой были кожаные чемоданчики. Делегация выглядела спокойно и решительно, только Флавиан немного нервничал. Он постоянно теребил высокий воротничок; Кристоферу даже с лестницы было видно, что он сильно потеет.

Кристофер и Богиня наблюдали за происходящим из-за мраморной балюстрады около черной двери кабинета Габриэля. Они спрятались в аккуратном облачке невидимости, которое скрывало их полностью, но Трогмортен, трущийся о ноги, был виден. Кот отказался входить в облако, однако ничто не мешало ему вертеться около ребят.

— Оставь его, — сказала Богиня. — Он знает, что ему от меня достанется, если он нас выдаст.

Как только серебряноголосые часы над дверью пробили десять, из кабинета вышел Габриэль в высокой шляпе и начал спускаться по лестнице. Слава богу, Трогмортен не обратил на него внимания. А на Кристофера накатилась волна беспокойства о маме. Безусловно, ее арестуют, а ее вина лишь в том, что она поверила всей той лжи, которой ее окружил дядя Ральф...

Габриэль спустился в холл и осмотрел свои войска. Убедившись, что все в порядке, он натянул черные перчатки, шагнул в центр звезды и продолжал там шагать, постепенно уменьшаясь. За ним парами последовали мисс Розали, доктор Симонсон и остальные. Когда они скрылись из вида, Кристофер сказал:

— Думаю, пора!

И они спустились вниз по лестнице, не покидая облака, но тут внезапно что-то случилось: звезда вспыхнула и запылала. Языки пламени были какого-то злобного зеленоватого оттенка, холл наполнился едким зеленым дымом.

— Что это? — закашлявшись, спросила Богиня.

— Они применили драконью кровь, — ответил Кристофер, надеясь успокоить девочку, хотя у самого на душе было неспокойно.

Вдруг звезда взорвалась и заполыхала. Огонь взвился под самый потолок. Невидимые волосы Богини задымились. Не успели дети добежать до лестницы, как пламя расползлось по всему холлу. Из трещины в звезде с трудом выбралась мисс Розали. Она тащила за руку Флавиана, за ними доктор Симонсон тянул вопящую волшебницу, кажется, ее звали Берил. Кристофер стоял как вкопанный, уставившись на побитое Габриэлево войско. Несчастные обгоревшие люди выпрыгивали из маленького зазора в пламени и разбегались по холлу, закрывая руками лицо и заходясь кашлем от зеленого дыма.

Кристофер смотрел во все глаза, но не видел Габриэля де Витта.

Как только Фредерик Паркинсон, который был последним, вылетел в холл, пламя исчезло, а пентаграмма потемнела. Из темноты осторожно вышел дядя Ральф. В одной руке у него было длинное ружье, а в другой какой-то бесформенный узел. И Кристофер пожалел о том, что он так плохо разбирался в людях, когда встретил дядю Ральфа впервые. Сейчас у его бывшего кумира был недобрый хитрый взгляд. Теперь-то Кристофер знал, что ему никогда больше не понравится человек, похожий на дядю!

— Хочешь, я швырну в него мраморным умывальником? — прошептала Богиня.

— Погоди... Думаю, он тоже колдун, — ответил Кристофер.

— КРИСТОФЕР! — заорал дядя. Из позеленевшего купола ему ответило лишь эхо. — Кристофер, где ты прячешься? Чувствую, что где-то рядом. Выходи, а то пожалеешь!

Кристофер неохотно вышел из облака невидимости и встал на середину лестницы:

— Что случилось с Габриэлем де Виттом?

Дядя рассмеялся:

— Вот что! — Он бросил узел, который принес с собой, на пол, тот сам собой развернулся и заскользил по каменным плитам к ступенькам лестницы. Кристофер посмотрел вниз — на долговязый силуэт, который, без сомнения, принадлежал Габриэлю де Витту. Зрелище напомнило Кристоферу Такроя в Безделках.

— Вот его восьмая жизнь. Мне удалось это сделать с помощью оружия, которое ты принес мне из Первых Миров, Кристофер. Работать им — одно удовольствие. — Он похлопал по прикладу. — Остальные его жизни я разбросал по всем Родственным Мирам. Теперь он нас не будет беспокоить. Другое оружие, которое ты мне достал, работает еще лучше. — Усы дяди слегка изогнулись и он ухмыльнулся Кристоферу. — У меня было все готово для встречи с людьми де Витта! Я одним махом выбил из них магические способности и теперь ни один из них не сможет наложить заклинание — даже чтобы спасти собственную жизнь! Поэтому ничто не остановит нас и мы будем работать, как прежде. Ты ведь все еще работаешь на меня, Кристофер, да?

— Нет, — ответил мальчик и приготовился к тому, что все его оставшиеся жизни разлетятся в ту же секунду.

Но дядя только засмеялся:

— Да, глупый мальчишка, ты работаешь на меня. Я разоблачил тебя. Все эти люди, которые здесь стоят, уже знают, что ты был моим главным курьером. Тебе придется либо работать на меня, либо отправиться в тюрьму. Я перемещаюсь в замок, чтобы ты не своевольничал.

Вдруг за спиной Кристофера раздался долгий и протяжный вой. Рыжая молния пролетела мимо него. Дядя вскинул было ружье, но Трогмортен уже сидел на дядиных плечах. Дядя понял, что ружье ему не поможет, и растворился в воздухе, оставив от себя лишь облачко зеленого дыма. У Трогмортена в лапах остался треугольный лоскуток твида со следами крови. Кот сел в раздумье на почерневшую пентаграмму и зашипел от ярости.

Кристофер бросился вниз.

— Закройте все двери! — закричал он удивленным людям. — Не выпускайте Трогмортена из холла! Он будет охранять пентаграмму, чтобы задержать дядю, если тот появится снова.

— Глупости! — возмутилась Богиня, выскочив из облака. (Теперь ее видели все...) — Трогмортен — кот из Храма, он понимает человеческую речь. Просто попроси его!

Ну почему Кристофер сам не догадался! Он опустился на колени рядом с котом на позеленевший пол и заговорил:

— Ты ведь можешь охранять эту звезду, да? Очень важно, чтобы дядя Ральф не мог вернуться. Ты же знаешь, он хотел разнести тебя на куски. Ну а теперь ты можешь сделать то же самое с ним, если он вздумает прийти сюда снова.

— Вонг! — согласился кот и с воодушевлением взмахнул хвостом. Потом сел на краешек звезды и так пристально на нее посмотрел, как будто разглядывал огромную мышиную нору. Злость так и струилась с его шерсти.

Было ясно, Трогмортен дядю не пропустит. Растерянные помощники Габриэля окружили Кристофера, Богиню и уставились на девочку.

— Это моя подруга Б... Милли, — сказал Кристофер.

— Рады с вами познакомиться, — уныло сказал Флавиан.

Доктор Симонсон высунулся из-за его плеча:

— Ну, что будем делать? Габриэля нет, а мы остались с этим паршивцем, мелким жуликом, который мне всегда казался подозрительным. И ни у кого — ни одного заклинания! Я предлагаю...

— Мы должны поставить в известность министра,— проговорил библиотекарь Вилкинсон.

— Подождите-ка, — сказала мисс Розали,— Кристофер сказал, что не будет больше работать на Призрака!

— Этот ребенок может сказать все, что угодно! — возразил Симонсон.

Они вели себя так, словно Кристофер — пустое место. Впрочем, так было всегда! Он кивнул Богине и выбрался из круга, в центре которого стояла сейчас мисс Розали.

— Что будем делать? — спросила Богиня.

— Вызволим Такроя, пока они не вспомнили про нас. А после я хочу убедиться, что Трогмортен поймает дядю, даже если на этом все мои жизни закончатся!

Такрой уныло сидел за столом в пустой маленькой комнатке. Судя по смятой кровати, Такрою не удалось заснуть. Дверь комнаты была приоткрыта и сначала было непонятно, почему он просто не ушел отсюда. Но Богиня объяснила Кристоферу подробно, в чем заключалась колдовская зоркость: нужно было посмотреть на комнату так, как он смотрел на Междумирье, чтобы понять, почему Такрой никуда не делся. По всей комнате были развешаны заклинания, на полу их лежала целая куча, сам Такрой — замотан ими с головы до ног.

— Ты прав, здесь нужны двое,— сказала Богиня. — Займись им, а я пойду поищу веник.

Кристофер продрался сквозь заклинания на двери и стал продираться дальше, к юноше. Такрой не видел его. Может, он вообще не мог видеть и слышать? Кристофер начал аккуратно распутывать заклинания, как ленту с подарочной коробки. Это требовало много времени и Кристофер стал разговаривать с другом. В основном он рассказывал про тот матч по крикету:

— Я знаю, почему ты не пришел. Ты боялся, что я выдам тебя?

Такрой не подавал никаких знаков, но Кристофер продолжал рассказывать ему, как играла мисс Розали, насколько плох был Флавиан. Жесткие черты лица постепенно начали смягчаться и он стал больше похож на того Такроя, которого знал Кристофер.

— Спасибо, что так хорошо научил меня, мы выиграли с двух перебежек, — рассказывал Кристофер, когда вошла Богиня с веником, которым обычно мисс Розали гоняла Трогмортена, и принялась сметать заклинания в кучу, как паутину.

Такрой почти улыбнулся. Кристофер объяснил ему, кто такая Богиня, а потом поведал о недавних событиях в холле. Улыбку Такроя как ветром сдуло.

— Значит, я зря тратил время, пытаясь спасти тебя, да?

— Не совсем, — ответил Кристофер, борясь с узлом заклинаний над левым ухом Такроя.

— Не воображай, что я рыцарь в сияющих доспехах. Я знал, что было в большинстве тех свертков.

— И о русалках? — спросил Кристофер, с нетерпением ожидая ответа.

— О русалках я узнал, когда было слишком поздно, но, заметь, это меня не остановило! Когда я встретил тебя в первый раз, мне очень хотелось передать тебя Габриэлю де Витту. И передал бы, если бы ты не был таким маленьким. Я знал, что у Габриэля расставлена ловушка в Десятых Мирах — в тот раз, когда ты потерял жизнь. Просто не ожидал, что все так плохо закончится. А еще...

— Хватит, Такрой... — сказал Кристофер.

— Такрой? Это что, имя моего духа? — Когда Кристофер кивнул, ковыряясь с узлом, Такрой прошептал: — Ага, вот, значит, как... Уже легче...

Богиня к тому времени закончила подметать и подошла ближе, вглядываясь в лицо Такроя.

— Вы ведь такой, как мы с Кристофером? Какая-то часть вас находится где-то не здесь...

Такрой вспыхнул. Кристофер даже почувствовал, как он покрылся испариной, и удивленно спросил:

— Где же она находится?

Такрой умоляюще посмотрел на него:

— Одиннадцатые Миры. Не спрашивай больше. Пожалуйста! Под этим заклинанием мне придется сказать тебе и тогда вы тоже влипнете!

В его голосе звучало такое отчаяние, что Кристофер решил не настаивать на ответе. Хотя не удержался, чтобы не обменяться взглядами с Богиней. Потом снова занялся узлом. Оказалось, что это главный узел — как только он развязался, все остальные заклинания рухнули к башмакам ручной работы. Такрой встал, разминая онемевшие руки и ноги.

— Спасибо! Наконец-то я могу вздохнуть полной грудью! Вы даже не представляете, какой это кошмар, когда связывают заклинаниями! И что теперь?

— Беги! — сказал Кристофер. — Хочешь, я сломаю заклинания вокруг замка? Такрой так и вскинулся:

— Да ты что! Судя по твоим словам, кроме меня и еще двух малолеток, в замке не осталось ни одного человека с магией, а твой дядя может заявиться в любую минуту! И ты думаешь, что я возьму и просто так уйду?

— Ну...

В этот момент в дверях появились мисс Розали, доктор Симонсон и большая часть прислуги замка.

— О, Мордекай! — просветлела мисс Розали. — Какие благородные мысли!

Такрой скрестил руки.

— Всего лишь практичные. Вы ведь знаете меня, Розали. Вы явились, чтобы сковать меня снова? Не думаю, что без магии это получится, но все равно попробуйте.

— Я пришла вовсе не к вам. Мы искали Кристофера. Кристофер, мы просим вас вступить в права следующего Крестоманси хотя бы ненадолго. Возможно, правительство назначит какого-нибудь другого волшебника, но пока мы переживаем кризис. Как вы думаете, дорогой, справитесь?

Они все столпились вокруг Кристофера, умоляюще глядя на него, и даже доктор Симонсон. Кристоферу хотелось рассмеяться.

— А что мне еще остается! И я соглашусь, но с двумя условиями: я хочу, чтобы освободили Мордекая Робертса и больше не арестовывали, а еще хочу, чтобы Б... Милли стала моим главным помощником и ей платили за это жалованье. Тогда потом она сможет поступить в закрытую школу!

— Все, что пожелаете, дорогой, — поспешно ответила мисс Розали.

— Хорошо. Давайте вернемся в холл.

В холле люди печально собрались под зелеными сводами. Там были дворецкий и двое в поварских колпаках, экономка, служанки и лакеи.

— Скажите, чтобы позвали садовников и конюхов, — сказал Кристофер и пошел посмотреть на пентаграмму, охраняемую Трогмортеном. Прищурившись и усилив колдовскую зоркость, Кристофер смог разглядеть в центре звезды крошечную круглую дырочку, с которой кот не сводил взгляда. Трогмортен обладал невероятной магической силой. К тому же он был бы только рад, если бы дядя вернулся.

— Как мы остановим того, кто попытается проникнуть сюда? — спросил Кристофер.

Такрой сбегал к шкафу под лестницей и вернулся с пригоршней странных свечей в подсвечниках-звездочках. Он показал Кристоферу и Богине, куда их поставить и какие слова сказать. Потом отстранил Кристофера и зажег свечи. Оказывается, Такрой был еще и волшебником высокой квалификации. Как только свечи вспыхнули, Трогмортен презрительно дернул хвостом.

— Кот прав, — сказал Такрой. — Это остановило бы других, но у твоего дяди есть запас драконьей крови, поэтому он может прорваться в любое время.

— Ну, так поймаем его, когда он появится, — предложил Кристофер. У него было чем заняться, если Трогмортен будет нести свою вахту. К тому же Кристофер догадывался, чем сейчас занят дядя Ральф. Он подозревал, что их головы работают одинаково. Если это так, то дяде потребуется немного времени на подготовку.

В холле между тем собралась большая толпа, у дверей стояли вновь прибывшие и отряхивали с башмаков грязь. Кристофер забрался на лестницу и взглянул на долговязый полупрозрачный силуэт — все, что осталось от Габриэля де Витта, потом на тревожные и угрюмые лица, освещенные отблесками странных свечей. Кристофер знал, что нужно сказать. Удивительно, но ему нравилось его теперешнее положение.

— Поднимите руки те, кто еще может колдовать, — громко распорядился он.

Руки подняли почти все садовники и пара конюхов. Из замковой прислуги были дворецкий и повар, Джейсон и три служанки, одна из которых была Эрика. Рука Такроя взмыла вверх. Богиня тоже подняла руку. Остальные мрачно смотрели в пол.

— Теперь поднимите руки те, кто умеет мастерить из дерева и металла.

Рук в воздухе на этот раз оказалось намного больше. Люди удивленно переглядывались.

— Хорошо, — сказал довольный Кристофер. — Нам нужно сделать два дела. Во-первых, не пускать сюда моего дядю, пока мы не будем готовы поймать его. И, во-вторых, нужно вернуть Габриэля де Витта!

Услышав второе, все удивленно зашептались. Кристофер знал, что людей нужно приободрить, хотя вовсе не был уверен, что спасти де Витта возможно. Сам он думал, что Габриэль, скорее всего, так и останется до конца жизни раскиданным по восьми мирам.

— Да-да, именно это я и сказал, — продолжил он. — Мой дядя не убил Габриэля, он просто расшвырял все его жизни. Нам нужно найти их и собрать воедино. Но сперва... — он взглянул на позеленевшее стекло купола и люстру, свисавшую на длинной цепи, — ...мне нужно, чтобы вы сделали что-то вроде птичьей клетки такого размера, чтобы накрыть звезду. Клетка будет свисать с купола, чтобы в нужный момент заклинанием можно было опустить ее на любого, кто попытается сюда проникнуть.

Кристофер кивнул доктору Симонсону.

— Вы за это отвечаете. Соберите всех, кто умеет работать с деревом и металлом. Среди них должен быть кто-то, кто может колдовать, потому что клетку нужно усилить заклинаниями, чтобы ее нельзя было сломать.

Доктор гордо задрал голову и отвесил легкий поклон:

— Будет сделано.

Кристофер надеялся, что делает все правильно. Последняя Гувернантка обвинила бы его в излишнем самомнении, но Кристофер понял, что у него начинает все получаться, только когда он абсолютно уверен в себе. Именно мисс Белл и помешала ему осознать это раньше.

— Но для начала следует усилить заклинания вокруг замка, иначе мой дядя попытается перетащить сюда всю свою шайку. Пожалуйста, все, кроме Т... Мордекая и Б... Милли, обойдите изгороди и стены и укрепите каждое заклинание, которое держит людей на расстоянии.

Опять поднялся шепот. Садовники и служанки смотрели друг на друга с сомнением. Потом поднялась одна рука.

— Я мистер Маклинток, главный садовник, — представился человек. — Я не подвергаю сомнению разумность ваших распоряжений, просто хочу объяснить, что мы умеем лишь выращивать растения, ухаживать за ними, содержать огород, а как усиливать заклинания для обороны замка, мы не знаем.

— Но ведь вы можете вырастить кактусы, ежевику с огромными колючками, высоченную крапиву?

Главный садовник кивнул и ухмыльнулся:

— А то как же! И еще много... всякого другого.

Повар тоже поднял руку.

— Je suis chef decuisine[Я главный повар (фр.)],— сказал он. — Только готовить. Моя магия есть хорошая еда!

— Уверен, что вы умеете не только это, — сказал Кристофер. — Пойдите и придумайте какую-нибудь отраву, чтобы развесить ее на воротах. А если не можете, то развесьте на них тухлую рыбу.

— Со студенческой скамьи я не... — возмущенно начал повар, но потом, видимо, что-то вспомнил, взгляд его стал задумчивым, затем появилась хитрая ухмылка. — Я постараться, — сказал он.

Наступила очередь Эрики.

— Дело в том, что мы с Салли и Бертой можем колдовать только с мелкими предметами — зачаровывать, посылать и все в таком роде...

— Делайте все, что можете, — ответил Кристофер. — Стены, в конце концов, строятся из маленьких кирпичиков. — (Кристоферу самому понравилось такое объяснение.) Он взглянул на Богиню. — Если не можете придумать, какие чары накладывать, спросите у моей помощницы Милли. У нее очень много идей.

Богиня радостно кивнула. Улыбнулся и Джейсон, которому явно не терпелось приступить к выполнению задания. Кристофер посмотрел, как мальчик вышел вместе с садовниками, поваром, служанками, и почти позавидовал ему...

Потом подозвал Флавиана:

— Послушайте, Флавиан, я ведь не знаю еще многих заклинаний. Не могли бы вы стоять рядом и учить меня тому, что понадобится?

— Ну, я... — Флавиан бросил растерянный взгляд на Такроя, который стоял рядом, опершись на перила. — Мордекай мог бы это сделать не хуже.

— Да, но мне нужно, чтобы он вошел в транс и поискал жизни Габриэля.

— Ты не шутишь? — спросил Такрой. — А Габриэль просто разрыдается от радости, когда меня увидит, да?

— Я пойду с тобой, — ответил Кристофер.

— Прямо как раньше, — заметил Такрой. — Если Габриэль увидит тебя, он тоже разрыдается. Вот что значит быть любимым! — стрельнул он глазами в сторону мисс Розали. — Ах, если бы девушка с арфой была со мной!

— Не глупите, Мордекай, — сказала Розали. — У вас будет все, что нужно. Что делать остальным, Кристофер? Мы с мистером Вилкинсоном не сильны в столярном искусстве, да и Берил с Иолантой тоже.

— Вы будете помогать советами.

Меню сайта
Поиск
Опрос
Как вы относитесь к сенен-аю\яою?
Всего ответов: 3
Написать админу
Ваш e-mail:
Текст:



Друзья сайта
Статистика



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Сегодня на сайт заходили


стихи Shining Tears X Wind техника астероиды глобальные катастрофы космос древние цивилизации OST Drama CD Чернобыль Haru Nana usagi drop Мастер и Маргарита Lumen Aang ведьмак My Sassy Girl Avenger Eastwick Dead Like Me Chrono Crusade Avatar. The Last Airbender Azula Night Head Genesis Keita Sahara Mizu Sahara oneshots Sumomo Yumeka Iroh Appa Zhao Jun Zuko Katara Momo mai Pakku Kaine Riff Stonehenge neji Cruel Fairytales Mary Weather Gravel Kingdom Angel Sanctuary Rosiel Setsuna Michael Rafael Alexiel nanatsusaya Katan Belial Mad Hatter Kurai Sara Sakuya Kira Kato Uriel Raziel Arachne Kirie Ruri Gabriel Lucifer Sevothtarte Laila Moonlil Count Cain Anael Zafkiel bloodhound Boys Next Door Camelot Garden Ludwig Kakumei Parfum Extrait 0 Fairy Cube Psycho Knocker The Lives of Christopher Chant Conrad's Fate The Pinhoe Egg The Magicians of Caprona Chrestomanci Mixed Magics Stealer of Souls Witch Week Charmed Life cosplay Astaroth Bumi Gyatso jet Ozai Roku Sokka Toph Suki Ty Lee Barbiel

Ошибка? Неточность? Опечатка? Сообщите админу||| Хостинг от uCoz